3. СТРАТЕГИЧЕСКАЯ РАКЕТА Р-5 и ее модификации

С.С. Крюков


Разработка изделия Р-5 являлась естественным развитием тех работ по ракетам дальнего действия, что проводились в ОКБ-1. Прародительницами ракеты следует считать Р-1 и Р-2, а важнейшим ресурсом – уже накопленный за эти годы опыт коллектива.

К 1952 г. были получены результаты развернутых ранее теоретических исследований по аэродинамике, устойчивости движения ракеты на активном участке, по теплопередаче и тепловым процессам в топливных баках. Решены были и другие научные и технические вопросы. В процессе проектирования и эксплуатации росли высококвалифицированные кадры проектантов, конструкторов-исследователей и ракетостроителей.

Разработка Р-5 (8А62) на дальность 1200 км предусматривалась секретным партийно-правительственным постановлением №443-212 от 12 февраля 1953 года. Особенность же изделия состояла в том, что в схему были заложены принципиальные нововведения:

- отделяемая головная часть;

- оба несущих топливных бака;

- отсутствие стабилизаторов (вместо них устанавливались воздушные рули).

К тому времени появились и были доработаны принципы управления статически неустойчивыми изделиями; впервые они и были реализованы на Р-5.

Двигательная установка была аналогична используемой на изделии Р-2, с форсированным двигателем тягой до 43 тонн.

С НАЧАЛОМ РАБОТ по Р-5 для исследования и научного руководства разрешением появлявшихся проблем и устранением "узких мест" С.П.Королёв привлёк видных учёных и специалистов. Кроме того, большой интерес со стороны самих ученых объяснялся возможностями пусков ракет в заатмосферные области, ранее недоступные на ракетах Р-1А и Р-2А.

Консультантом по головным частям и снаряжению стал генерал-майор Г.И.Покровский, профессор, руководитель кафедры Артиллерийской академии им.Дзержинского. Он выдвинул идею использовать кинетическую энергию головной части, чтобы доставить её до цели без потери скорости. Дело в том, что обычные конические головные части, применявшиеся ранее, большую часть скорости теряли из-за торможения в атмосфере Земли - и, соответственно, к цели подходили со скоростью 600 - 800 м/сек.. Между тем на входе в атмосферу при дальности 1000 км скорости резко возрастали - до 3000-4000 м/сек. Учитывая, что уровни кинетической энергии различаются как квадрат скорости движения, разница получалась колоссальной !

Мы все на это «клюнули» и стали делать так называемую «скоростную» головную часть - с малым миделем (наибольшей шириной) и большим удлинением. Установить такой объект впереди и без того длинной ракеты Р-5 было невозможно. Ничего не оставалось, как разместить большую её часть в баке горючего и только переднюю часть - вне бака.

Теперь-то с улыбкой можно вспомнить энтузиазм разработчиков «наращивания эффективности» ракеты, которые взвалили на себя столько связанных с этим неприятностей. Так, уплотнение зазора между головой частью и корпусом бака вызывало заклинивание головной части при выходе из бака при разделении. Прокладка кабельных стволов, связывающих головную часть с системой управления ракетой, в агрессивной для них спиртовой среде, оказалась делом исключительно каверзным. Были и другие трудности.

Но какова же была радость, когда, будто по мановению волшебной палочки, все эти трудности мгновенно исчезли, головная часть приняла коническую форму - и уместилась в передней части ракеты !

А предыстория этого успеха такова. Шла защита проектных материалов на секциях, в том числе на секции, рассматривавшей вопрос эффективности ракеты. Ввиду особой секретности круг участников был ограничен. Приводились формулы, графики, показывающие, как увеличивается эффективность при скоростной головной части, говорилось и о связанных с этим трудностях. И вдруг встает профессор Кирилл Петрович Станюкович (из особого уважения его имя и отчество пишу полностью) и произносит примерно следующее: «Какой это идиот придумал - и какой дурак согласился принять - предложение о разработке скоростной головной части?! Неужели в том месте, куда упадет головная часть, требуется быть не только убитым, но и испарённым - а может быть, и разложенным на атомы? Ведь только для этого нужна столь чудовищная энергия! На самом-то деле энергию взрывчатого вещества надо рассредоточить на большой поверхности, а не загонять в глубину Земли !».

Надо сказать, что Кирилл Петрович был всегда резок и нелицеприятен в высказываниях. Королёв, который вёл секцию, наверное, впервые в такой форме услышал критику в свой адрес. Он прервал совещание, удалился, вызвал К.Д.Бушуева и поручил ему руководить заседанием, сославшись на свой внезапный отъезд. По существу ничего не мог возразить и автор предложения профессор Покровский. А мы, немногие участники секции, в душе ликовали ! Со свойственной ему дипломатичностью Бушуев завершил рассмотрение вопроса, было принято решение о переходе к обычным формам головной части.

Проектные разработки по ракете Р-5 вел Я.П.Коляко со своими коллегами - А.И.Нечаевым, И.П.Фирсовым, в тесном сотрудничестве с двигателистами, аэродинамиками и специалистами других подразделений отдела №3.

В общем, ракета хорошо «завязалась», не вызвала особых трудностей в отработке. В соответствии с постановлением Совета Министров СССР было проведено два этапа лётных испытаний, а после зачётных испытаний в декабре 1953-феврале 1954 гг. (7 успешных пусков) Р-5 была принята на вооружение. Ведущими её конструкторами были Д.И.Козлов и И.П.Румянцев. Эта машина послужила основой следующей разработки - Р-5М с головной частью, снаряженной атомным зарядом. А также многое дала для разработки ряда экспериментальных и специальных исследовательских ракет, для отработки элементов и систем будущей Р-7, для высотных пусков по программе "Интеркосмос" и других исследований.

РАКЕТА ЖЕ С АТОМНЫМ ЗАРЯДОМ в головной части своим рождением обязана неординарному событию, случившемуся в 1952 году. Возможно, это могло бы произойти и при иных обстоятельствах, но главное - случилось вовремя.

Как известно, в СССР независимо друг от друга развивались два направления стратегических работ - по атомной бомбе и по ракетам дальнего действия. Были изысканы средства и созданы необходимые условия для плодотворного и быстрого развития той и другой отрасли. В 1949 г. было объявлено о создании и испытании в Советском Союзе атомной бомбы - ещё очень несовершенного по своим характеристикам оружия. Но этого никто не знал. Важно было, что бомба появилась, и монополия Соединённых Штатов была утеряна.

К этому времени были оформлены допуски трёх человек из ОКБ-1 для ознакомления с характеристиками атомного изделия. Это были С.П.Королёв, В.П.Мишин и С.С.Крюков. Однако практического выхода наши работы ещё не имели, юридически оформлены не были и велись в очень ограниченном объёме. Вместе с тем в процессе изготовления уже находилась ракета Р-5 (дальностью 1200 км) с головной частью весом 1 т, снаряженной обычным взрывчатым веществом, а в отработке - ракета Р-7 (дальностью 8000 км) с головной частью в 3 т, также снаряженной обычным ВВ.

И вот весной 1952 г. в ОКБ-1 приезжает Вячеслав Александрович Малышев, в то время руководивший министерством среднего машиностроения, где были сосредоточены работы по созданию атомного оружия. Более того, как куратор оборонной промышленности он имел статус заместителя Председателя Совета Министров СССР. Малышев удивился ограниченному кругу собеседников (кроме Сергея Павловича, были только мы с Мишиным) - и попросил пригласить также С.О.Охапкина, К.Д.Бушуева, М.В.Мельникова.

Когда Королёв доложил характеристики ракеты Р-7 и ход работ по ней, Вячеслав Александрович удивился: "Как же так? Вы делаете ракету с головной частью в 3 тонны, а у нас атомная бомба весит 5 тонн. Явное несоответствие -надо ликвидировать. Вот вам неделя срока. Скажите, что надо сделать с ракетой, какие работы остановить для того, чтобы на заданную дальность стрельбы 8000 км донести боевую часть с атомным зарядом. Я приеду через неделю".

Решение о размещении ядерного заряда на Р-5 было принято тут же –и сравнительно легко: его характеристики вписывались в разрабатываемую головную часть. Так родилась ракета Р-5М.

Что касается Р-7, то Сергей Павлович сказал: "Вот, Серёга (он иногда так звал меня и Сергея Охапкина), дано тебе пять дней, постарайся сделать так, чтобы изменений было как можно меньше".

Первое, что пришло в голову - установить не четыре, а шесть боковых блоков. Сразу появились трудности с разделением: нельзя было исключить соударения при свободном отходе боковых блоков, требовалось их "заневоливание", т.е. введение новых систем. Главное же - не удавалось понизить вес до требуемых 270 т без переработки второй ступени. В итоге было принято решение «перевязать» машину, сохранив её принципиальную схему, технологию и другие качества.

Так и было доложено приехавшему ещё раз В.А.Малышеву. Он сказал: «Раз надо - значит надо. Готовьте постановление Правительства».

Сказано – сделано! В документе (а это было уже совместное Постановление ЦК ВКП(б) и СМ СССР) о создании ракетной системы с ядерным боевым зарядом было также заявлено о работах по установке на Р-5 атомного боевого заряда с сохранением дальности стрельбы. Всё делалось четко, быстро, энтузиазм и ответственность проявлялись как со стороны разработчиков, так и со стороны государства и его руководства.

Проектирование ракеты Р-5М началось в конце 1953 года. Разработка головных частей потребовала создания специального подразделения. Было образовано СКБ (специализированное бюро), во главе которого стоял Н.А.Воронцов. Бюро было подчинено непосредственно С.П.Королёву, там работали особым порядком оформленные люди.

Рассмотрение задач по проектированию головных частей со специальными зарядами, особенно по ракетам Р-7, Р-9, Р-11, РТ-2 побудило создать комплексный отдел по головным частям, где велись все работы, начиная от проектирования и кончая выпуском рабочей документации. Такой отдел №8 был создан в 1955 году. В первое время его возглавляли П.И.Мелёшин и И.С.Прудников. Заместителями были Н.А.Воронцов - по конструкции, В.Ф.Рощин - по аэродинамике, А.А.Северов - по материалам. Баллистику курировали Свайкин, Астауров, прочность- А.К.Таничева, Н.А.Павлов.

Проектирование нового изделия не вызвало каких-либо сложностей, кроме повышенных требований к надежности самой ракеты и её систем, чтобы исключить выдачу ложных сигналов и несвоевременное срабатывание заряда. Это предполагало резервирование аппаратуры системы управления, прокладку дублирующих кабельных цепей, особые условия испытаний, во многом заимствованные из опыта работы организаций, разрабатывавших сами атомные заряды. Основная работа легла на плечи конструкторов и испытателей. Ведущими конструкторами были Д.И.Козлов и И.П.Румянцев.

ЛКИ изделия Р-5М проходили в январе-ноябре 1955 г., а зачётные испытания, в том числе с атомным зарядом - в январе-феврале 1956 года. Ракета была принята на вооружение.


Стать соавтором проекта!

Прислать информацию для добавления на сайт

Для отправки файлов: 

nuha_45-08@mail.ru

© 2018 КРЮКОВ Сергей Сергеевич

АРХИВ КОНСТРУКТОРА