Р.А.Крюкова. ОН СТАЛ ТАКИМ!

Всего будет мало, если вспоминать Сергея, с которым я прошла по жизни шесть десятков лет.


Человеку свойственны воспоминания, раздумья о том, что было, о людях близких по работе и жизни. А если воспоминания - о человеке, которого любила и была любима, с которым довелось пройти немалый путь, преодолевая моменты отчаяния, когда казалось, что теряешь родного? Как писать о нём? Писать, что был порядочный, честный, искренний, нежный? Всего будет мало, если вспоминать Сергея, с которым  я прошла по жизни шесть десятков лет.

           Человек - сложное творение Создателя и Природы. Чтобы познать его, надо проследить путь его формирования, становления под влиянием среды, семьи. Учёные-медики считают, что в процессе зарождения  человека в него закладываются гены, несущие те или иные черты родителей. Возможно. Не собираюсь оспаривать.

О тяжёлых испытаниях детства Сергея поведали мне его тётя Надежда Фёдоровна и двоюродная сестра Елена Петровна Крюковы. И не перестаю удивляться, как, оставшись сиротой в восемь лет, Серёжа смог  пережить все выпавшие на его долю невзгоды и драмы, стать Человеком с большой буквы.

Видимо, как определяют психологи, сказалось очень недолгое, но сильное влияние семьи. Несмотря на занятость и смертельную болезнь жены,  Сергей Фёдорович старался привить мальчику любовь к книгам и другим вещам, необходимым для интеллектуального развития. Серёжа ещё до школы читал Вальтера Скотта, Жюля Верна и даже «Собор Парижской Богоматери» Гюго. Неплохо решал задачи и ориентировался в географических картах, что помогло в дальнейшей сумбурной учёбе. Легко заучивал стихи Пушкина, Некрасова, Фета. Много позже наши дочки удивлялись, как это отец помнил столько стихотворений, даже сложные «лесенки»  Маяковского.

Осенью 1925 года отец отвёл Серёжу в татарскую школу, так как русская школа в Бахчисарае была одна - и далеко от дома. А летом в семью пришло горе: на 42-м году скончался отец. Больная мама пережила его всего на два месяца. Но на этом не кончились горести. У маминой сестры, куда определили сироту, умирает старшая дочь, которая переехала в квартиру Крюковых с мужем в целях опеки. Вдовец не замедлил привести новую жену, а «нахлебника» по сути выгнал из дома, отправив  к другой тетке. 

Муж тёти, железнодорожник, был вынужден переезжать из города в город. Поэтому Серёжа в Мелитополе учился в украинской школе, потом – уже в Керчи осваивал науки на русском языке. Но через полгода умирает и вторая тетя. Мальчика оставляют у себя соседи-караимы. Вскоре тех высылают…

В детдомовской атмосфере Сергей не прижился; коллективный побег подростков в ящике под вагоном поезда Керчь–Москва прерван милицией. Уже сестра отца почти случайно нашла племянника в детприёмнике Мценска. 

Недолго наслаждался он теплом и уютом: за полгода сгорают от болезней тётушки Ольга и Елена. Обстоятельства заставляют Серёжу с третьей тётей снимать комнату у чужих людей. Доходы небольшие -  пособие за родителей 12р.50 коп., да тётины рубли за пошив незамысловатых вещичек для знакомых. 

Не имея систематического обучения и воспитания, мальчик учился плохо, был недисциплинированным, если не сказать хуже. По окончании 8-го класса на каникулы был приглашён в Ленинград к брату отца Петру Фёдоровичу, у которого сын окончил вуз, а дочь училась в Политехническом на третьем курсе.

     Однажды после жалобы тёти на хулиганистого племянника кузина как со взрослым поговорила с ним так, что он это надолго запомнил. «Ты что-нибудь думаешь о своей дальнейшей жизни? Опекать и поддерживать тебя некому. У каждого свои семьи и заботы, а тётя Надя с тобой не справляется, да и сил, возможностей нет. Ты, брат, должен сам позаботиться о себе».

И вот метаморфоза: в девятый класс он вернулся, намного обогнав в росте одноклассников и возмужав, изменив отношение к дружкам, прежде подбивавшим его на всякие «штучки». Пошёл в драмкружок, которым руководил уважаемый им учитель математики. Там ему понравилась девочка Шура, по его понятию, умная и красивая, ответившая ему взаимностью. Эта юношеская увлечённость, а может и любовь, так преобразила Сергея, что его не узнавали педагоги, да и родственники удивлялись перерождению парня.

Окончив десятилетку достаточно успешно, поехал в Москву поступать в знаменитую «Бауманку». Сдав экзамены, в приёмной комиссии выяснил, что его могут принять… без койки в общежитии. Но снимать угол денег не было.

У дверей зала, где заседала комиссия, ребят «перехватывали» представители других институтов, где был недобор. И вот Сергей уже мчится в поезде на Волгу, зачисленный в Сталинградский механический институт. В вагоне познакомился с такими же неудачниками - Иваном Прудниковым и Сашей Давыдовым - и пронес дружбу с ними на долгие годы. В общежитии с Колей Юрыгиным, Толей Сёминым, Володей Черняевым организовал коммуну, которая помогла как-то выживать на стипендию, без дотации от родственников. 

Проявив упорство, студент Крюков со второго курса уже ходил в отличниках, его портрет красовался на доске Почёта института. В 1938 г. вступает в ряды ВЛКСМ. После третьего курса в СМИ были открыты два военных факультета. Сергей выбрал «Е» - артиллерийский, Черняев и Давыдов пошли на «О» - танковый. 

Поскольку спецкурс вечерами читали специалисты с завода «Баррикады» (оружейный) и СТЗ (тракторный), то студентов попросили перейти на вечерние занятия. И сразу же заводское начальство предложило ребятам работу - «для производственной практики и материального обеспечения». Сергей пошёл технологом в ствольный цех с окладом 650 рублей. Почувствовал себя обеспеченным человеком и стал посылать тёте Наде не случайные «трёшки-пятёрки» со скудной стипендии, а целых 50 рублей ежемесячно. 

      Переход на спецфакультет продлил учёбу студента ещё на год. В 1942 г.  подготовил дипломную работу, но в связи с эвакуацией сталинградских предприятий и института защиту отложили. В Новокузнецк (тогда -Сталинск) он прибыл на завод №526 и после некоторого пребывания в отделе технолога перешёл мастером в цех, где собирали пулемёты Дегтярёва. 

           Наши дороги пересеклись, когда я в Центральной измерительной лаборатории проверяла, а подчас и браковала калибры для проверки стволов. Встретившись в Сибири (а не в стенах института, где я тоже училась), мы не предполагали, что судьба соединит обоих на долгие-долгие годы.     

         Товарищеские отношения нежданно-негаданно переросли в чувство, когда казалось, что без этого человека и дня не проживёшь. Пылких объяснений я не услышала, но однажды он  заявил: «Рая, я хочу, чтобы ты была моей законной женой!». От неожиданного предложения я растерялась и даже заплакала: «Серёжа, а почему ты этого не сказал, когда мои родители ещё были здесь?» «А что я мог тебе предложить? Живу в квартире своего начальника. Работаю мастером с небольшим окладом. Ты же могла уехать учиться в Москву, где интересная жизнь. Но мне выпало счастье: тебя не отпустил директор. Так ты не хочешь?» «Хочу,- прошептала я. – Но ты не прав: причём Москва, интересная жизнь? Был бы человек хороший, а ты – очень…». Он обнял меня и поцеловал - в щёку. «Милая девочка, я не очень хороший. Но для тебя буду стараться быть таким».  

И он стал таким ! С рождением дочек семья для мужа стала святыней, где он в тяжёлые моменты черпал силы и заряд оптимизма, преодолевая недуги и производственные неприятности. Часто говорил: «Мы с тобой прожили счастливую жизнь. Спасибо судьбе, что она помогла нам найти друг друга.» 

         Но он не был бы Крюковым, если бы был не удовлетворён работой. По его понятиям, она была главным в жизни настоящего мужчины. Как пишет Ю.В.Бирюков, «Сергей Сергеевич на долгие годы окунулся в такую напряженную исследовательскую работу, бывшую одновременно и захватывающей школой познания, которую трудно представить со стороны, особенно с позиций сегодняшних дней. А тогда, кроме решения интереснейших по своей сути проблем, кроме осознания того, что ты участвуешь в создании таких машин, которые большинству современников еще кажутся в принципе невозможными, фантастическими, участников работ вдохновляло и то, что от их результата непосредственно зависело сохранение мира на Земле.»

И очень важно, что огромную роль в профессиональном, творческом становлении мужа сыграли его учителя, а потом и соратники - Сергей Павлович Королёв и Константин Давыдович Бушуев. Их он уважал и ценил как непревзойдённых конструкторов, проектантов, первотворцов космической техники. 


Стать соавтором проекта!

Прислать информацию для добавления на сайт

Для отправки файлов: 

nuha_45-08@mail.ru

© 2018 КРЮКОВ Сергей Сергеевич

АРХИВ КОНСТРУКТОРА