В.И.Лясковская РАЗБИРАЛСЯ В ЛЮДЯХ – НО НЕ СОВЛАДАЛ…


Когда Сергей Сергеевич взял на себя эту ношу, что меня поразило? Без анализа и хронологии, просто личные впечатления.

Для нас Г.Н.Бабакин был Солнышком, более мы никого не видели. То есть мог быть кто-то рядом, но…У меня были с ним хорошие отношения с момента прихода еще к нему в отдел. Он рос здесь с 1951 г. –и я потихонечку тянулась. И видимо, когда умничка Сергей Сергеевич пришел к нам, то он присматривался ко всему - и к нам самим.

Однако когда не стало Георгия Николаевича, мы боялись туда, в Первый кабинет, ходить. Вдруг звонок: «Лясковская?» «Да» «Можно я вас назову Вандочка? Зайдите, пожалуйста, ко мне». Я говорю: «А к кому?» «Это Крюков Сергей Сергеевич».

Ну думаю, мать честная, за что-то достанется сейчас. Вхожу, он встаёт из-за стола, как это делал и Георгий Николаевич. «Вот трубка ждёт. Звонят моряки: куда поставить корабли слежения в Тихом океане? Я не стал вдаваться в детали, вы сами расскажите, что делать». Так сразу тепло-тепло стало. Я всё объяснила, потом спрашиваю: «Вы ещё будете разговаривать?» «Нет, нет, я всё слышал, узнал, мне нет нужды».

И наше дальнейшее общение развивалось в этом русле доверия и уважения: есть специалист, который может отвечать за конкретные дела, его мнение не надо передоверять другим, пусть сам(а) выскажется, убедит.

Второй эпизод: пошла «его» первая «Венера». Крюков прилетел в Евпаторию следить за посадкой АМС, на сеанс приема информации. (Это было традицией: Бабакин, Келдыш, Афанасьев всегда собирались по важным событиям в центре управления.) Когда всё завершилось хорошо, Сергей Сергеевич оперативно провёл совещание, завершив его словами: «Товарищи, идите отдыхать (ведь посадки венерианских АМС всегда проходили ранним утром)! А в шесть вечера – сбор у проходной, у автобусов. Отметим нашу очередную творческую удачу.»

К нему все подходят, поздравляют, что-то выражают. Из министерства, ВПК, ученые, смежники, НИИР. Конечно, много своих. Он: «Всё, меня нет» - и сразу ушёл к себе. Народ даже растерялся: что так резко? Я потом подумала, что он не хотел весь потенциал радости - и неизбежной лести - принимать на себя. К тому же наверняка обдумывал вечернюю встречу.

Вечером загрузились мы в десяток (!) автобусов и поехали. Заказан был ресторан «Южный» на берегу моря. Сергей Сергеевич с нами – и был весь вечер хозяином. Не просто тамадой или затейником, но добрым, радушным и открытым хозяином торжества.

Тогда действовал режим секретности, и Крюков выступал в качестве… председателя колхоза «Урожайный». Поскольку дело происходило осенью, то естественным было отмечать успехи в сборе плодов. Он предоставлял слово всем службам и коллективам – как бы бригадам. Причем подобрал название каждой «бригаде» в транскрипции названий сельскохозяйственных работ. «Тостующие-тостуемые» именовались бригадирами. По сути-то оно так и было: ведь ораторы возглавляли немалые и действенные коллективы.

Словом, нас выпроваживали, буквально выгоняли из ресторана уже к полуночи - а народ разошёлся, шло такое веселье! Все были в восторге. Главный нашёл дорожку буквально к сердцу каждого. Крюкова зауважали, были ему благодарны: ведь он сделал праздник для Исполнителей, для простых сотрудников, сидевших рядом с генералами, лауреатами, директорами. Он уравнял всех. Это было ценно, незабываемо…

Позже мне рассказали, что «председатель колхоза» использовал собственный же опыт времён ОКБ-1, когда там устраивались «капустники». После него ничего подобного не организовывали на нашем предприятии.

Не могу сказать, что поводов для радости у нас не было. Но обстановка менялась, все это чувствовали: которые были начаты – и прерваны; несогласие основных персонажей по поводу того, как жить и действовать – всё давило, делало своё неблагодарное дело. Больше такой свободы не было.

А поселился Сергей Сергеевич рядом с нами, почти напротив, двумя этажами ниже. Деликатен был, воспитан и в повседневном. Ну что он мне как соседке, идущей навстречу?.. Всегда остановится, поздоровается, найдёт слова простые, необязательные. Но понимаешь: это внимание – именно тебе.

На поминках в одной семье я ещё раз убедилась, каков он… Мы на кухне готовили, убирали; там я увидела… одно из проявлений готовности устранить узкие места, ликвидировать прорывы. В столовой шёл разговор о высоких материях - а со стола некому убирать, подавать чистое. Так он надел фартук, вытащил пару мужчин в помощь – словом, организовал дело.

Многие из наших никогда не говорили своего истинного мнения. Как бы придерживали, «чтобы не вылезти поперек… ». А Сергей Сергеевич прямо нутром чувствовал, где фальшь. Вот в компании один из коллег стал буквально распинаться в своей приверженности духовности – а вроде её у других мало, никто не воздает должное религии и т.д. Сергей Сергеевич, к моему восхищению, сразу поставил над «и» все точки: «Я атеист. И все эти разговоры не принимаю. Если мой авторитет для вас не значим, могу дать литературу, которая сможет убедить». Всё расставил по местам, помог мне разобраться в непростом.

…Раз мы гостили у Крюковых на даче. И увидев на садовом участке мои загоревшиеся глаза, он улыбнулся: «Так, я всё понял: любопытству нет предела». И повёл меня, стал показывать и объяснять. Нет, не особенности того или иного цветка, овоща, кустарника. А рассказывать о личностях. «Вот здесь живет такой-то. Что он – умничка, дважды Герой, космонавт, это вы знаете. А ещё он…» И давал удивительно человечные и оригинальные характеристики, даже уточняя, что тот сажает в саду. О каждом – необычно. Как хватало моего рассказчика на такое знание о людях - на профессиональную оценку, на знание слабых сторон и увлечений?

И почему, разбираясь в людях, он не смог совладать с ситуацией на предприятии? Вот вопрос номер один для меня. Когда у Крюковых собирались и те, кто его потом разносил - а сегодня делают вид, что они не при чём. А он их терпел. Что он разбирался в людях – это не пустые слова. Вы бы слышали эти диалоги, когда он ставил их быстренько на место. Что, не было других? Или надеялся этих исправить? Ведь в принципе все –талантливые ребята, пришли дипломниками, очень заводные, в них прямо-таки бурлила свежесть, напористость, новизна. Они - личности, сформировались и оставили след и на предприятии, и в компании.

Может, быть –деликатность… Или понимание, что они – не стая, а Когорта. Это верное слово. В них был сильный позитивный заряд.

По части техники у Крюкова была интуиция колоссальная, это бесспорно. А в целом… Знаете, каждый человек выбирает – на что и на кого сделать ставку для достижения большой цели. Думаю иногда: вот в злосчастном проекте 5М была сильно «завязана» его «первая любовь» -подлипкинская фирма. Может, ради неё он делал ставку на такой сложный, малореальный вариант ?

В телефильме о конструкторе Чернякове говорилось: если в машине – более 60 процентов новизны, то провал почти неизбежен. А марсианский проект содержал куда большую долю, как сказали бы сейчас, инноваций. И огромная новизна приходилась на фирму в Подлипках.

Словом, довлел ли кто над Крюковым? Ведь он – неподдающийся.

Знаете, так незаметно потерял расположение коллектива… И в кругу коллег мне часто задавали вопрос: а что он сделал-то?!

И эти «двенадцать апостолов», которые его «съели»… Каждый тянул одеялко на себя. Наиболее прямолинеен был Пантелеев. Сильная фигура, видел себя тоже наследником Бабакина. Так и не сошелся в технических идеях с новым Главным, имел свое видение, в частности, марсианских дел.

Крюков присматривался к тому, что сделал Бабакин – и пытался развить. Вначале сумел расположить к себе по-человечески, и технически грамотным был. Вдобавок никогда на совещаниях не мешал никому высказаться, возражать. Так делал Георгий Николаевич, так продолжил Сергей Сергеевич, чуть было в период «междувластия». Но при Ковтуненко сошло на нет.







Стать соавтором проекта!

Прислать информацию для добавления на сайт

Для отправки файлов: 

nuha_45-08@mail.ru

© 2018 КРЮКОВ Сергей Сергеевич

АРХИВ КОНСТРУКТОРА