Стать соавтором проекта!

Прислать информацию для добавления на сайт

Для отправки файлов: 

nuha_45-08@mail.ru

© 2018 КРЮКОВ Сергей Сергеевич

АРХИВ КОНСТРУКТОРА

А. Г.Чесноков ТОНКО ЧУВСТВОВАЛ ОСНОВНУЮ ИДЕЮ


В ракетно-космическую отрасль он пришел в год её рождения – 1946-ой. Ему - 28 лет, за плечами – учеба в Сталинграде, трудовые годы в Сибири, на оружейном заводе.. И вот молодой, но уже старший технолог принят на номерное предприятие в подмосковных Подлипках. Накопленный ценнейший опыт прак­тической работы, высокая эруди­ция, коммуникабельность позволи­ли ему за 9 лет вырасти от рядового инженера-конструктора до начальника отдела по проектирова­нию изделий ракетной техники. Огромный вклад внёс он в создание и от­работку легендарной МБР Р-7, в обеспечение запусков первых ис­кусственных спутников Земли и межпланетных зондов, полё­тов космонавтов на «Востоках».

В 1970г. приходит к нам первым заместителем Главного конструктора. После кончины Геор­гия Николаевича Бабакина становится Главным кон­структором —первым заместителем Ге­нерального директора предприятия.


ОБ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОЙ принципиаль­ности и порядочности Сергея Сер­геевича на предприятии и в отрасли ходили легенды. Он был незауряд­ным человеком, предельно коррек­тным и выдержанным во взаимоот­ношениях, грамотнейшим специалистом. Талантливый проек­тант, он тонко чувствовал основную идею нового проекта, требования времени и политическую конъюнктуру.

Но прежде всего - «верхняя провязка»: он активно работал с институтами (ещё Бабакин напутствовал: «Сергей Сергеевич, ты тащи науку, с Академией наук занимайся – вон Келдыш как интересуется»); с военными тоже «провязывал» проекты: ведь не бывает двух одинаковых машин, ибо меняются задачи, совершенствуется аппаратура. И практически параллельно шли программы АМС по Луне, Марсу, Венере. Вдобавок аппараты «Прогноз», да ещё - военные заказы. В каждом направлении – десятки фирм-смежников, за всем контроль нужен. Плюс собственные коллективы: в КБ более двух тысяч человек работают, на заводе – под восемь тысяч !

Крюков пользовался высоким авторитетом и был люби­мым начальником для всех сотруд­ников. К нему более всего под­ходило понятие «душа коллектива». Всегда был в гуще событий, все­гда среди людей - в радостные и в печальные дни; мог спло­тить коллектив на выполнение са­мых трудных заданий. Разделял с нами всё - и не кичился высокими наградами.


ПОД его руководством большой коллектив НПО им.С.А.Лавочкина успешно развивал наследие С.П.Королёва и Г.Н.Бабакина. Впервые в СССР были проведены работы по запуску на высокоэллип­тическую орбиту космического ап­парата 5В-95 с прецизионным трё­хосным управлением для отслежи­вания районов на поверхности Зем­ли (1973), разработан и запущен на геостационарную орбиту (впервые в стране) космичес­кий аппарат 74X6 (1975). Наконец, в содру­жестве с Академией наук создан, опять-таки впервые в стране, космический телескоп «Спика» для решения задач космической разведки, иссле­дования природных ресурсов Земли и астрофизики (1972-1976). Это были прорывные технические проекты, определяющие развитие на десятки лет вперед.

Чуть подробнее об одной из таких тем. Вот сделали мы космический телескоп. Вначале хотели заказать у ЛОМО, там укладывались аж в полторы тонны. А наши конструкторы обошлись весом в… 300 кг! Линзы диаметром в 0,8 м отлили в Лыткарино, полировали их оптические поверхности в Крымской обсерватории. Когда Сергей Сергеевич уходил, то у нас уже было изготовлено три космических телескопа. Линзы с алюминиевым напылением – и с возможностью восстановления напыления…в космосе! Просто чудо техники!

Когда стало известно, что в Химках самостоятельно изготовили такой телескоп – без «мэтров» в лице двух головных питерских предприятий, ЛОМО и ГОИ, без участия «оборонки», то к нам приехал Б.К.Иоаннисиани, который только что сдал в эксплуатацию 6-метровый наземный телескоп в Зеленчуке. И вот прославленный конструктор в чёрном костюме со звездой Героя соцтруда ходит вокруг стапеля, где размещён один из экземпляров, цокает языком и приговаривает: «Ну ребята, молодцы вы! Я б ни в жизнь такую штуку не сделал. Какой чудесный телескоп вышел. Ну просто молодцы!»

Судьба же телескопов оказалась куда как непростой. Крюков уже согласовал установку одного на астрофизический спутник (в чем его активно поддерживал академик А.Северный), другого – на космический «разведчик», в интересах Минобороны. Но Сергей Сергеевич уволился, а новый Главный конструктор повёл дело к сворачиванию работ, и это удалось сделать с военным аппаратом. Статус же «гражданского» телескопа был восстановлен на совещании в ЦК партии, где тот же Андрей Борисович Северный заметил: «Вот пришел на фирму после С.С.Крюкова новый руководитель – и всё похерил». Целых восемь лет летал на аппарате «Астрон» экземпляр, сконструированный у нас на фирме в 1974-1975 годах. Третий был размещен в… музее предприятия. А развитие целого направления – космического телескопостроения – передали в ЛОМО, космическую разведку - в Самару.


С НЕПОСРЕДСТВЕННЫМ участием Главного конструктора Крюкова был успешно реализован разработанный ещё при Бабакине проект космической СПРН - системы предупреждения о ракетном нападении (УС-К) с КА на высокоэллиптических орбитах, а также вариант её развития до системы глобаль­ного контроля. А ведь проект, утвержденный Правительством СССР, в условиях ожесточённого со­противления деструктивных сил после смерти Георгия Николаевича вновь подвергся массированной атаке и дискредитации. С одной стороны - ВПК во главе с зампредом Совета Министров СССР Л.В.Смирновым, ракетные войска и Минобщемаш, с другой стороны – Минрадиопром и военные от заказчика – от ПВО страны. Конкуренты и противники системы УС-К требо­вали закрыть её и начать разработку дорогостоящей системы УС-КМО (по аналогии с космической СПРН США - системой «Имьюз»), предлагая затратный долго­строй, что грозило подрывом экономики и ликвидацией вообще СПРН страны.

И всё-таки к 1977 г. под руковод­ством Крюкова и генерального директора нашего предприятия А.П.Милованова развернулось про­изводство космических аппаратов 5В-95, была заложена основа орбитальной груп­пировки СПРН с КА на высокоэллиптических орбитах (система УС-К).

СТОИТ посмотреть не только на прорывные наработки предприятия в «крюковский» период, но и сравнить с тем, что произошло после.

Кроме названных проектов, при С.С.Крюкове был разработан (совместно с НПО «Энергия») проект модернизации серийного, экологически чистого разгонного блока «Л» для многократного запуска в космосе. Это позволяло увеличить выводимый вес полезной нагрузки на высокоэллиптические орбиты с 2 до 2,3 тонн. Также был разработан проект глобальной космической связи «Норд» в северном полушарии Земли со спутниками на таких орбитах. На коллегии Министерства связи СССР министр В.Б.Булгак заявил, что «поставит золотой памятник разработчикам, если они реализуют проект». Были выданы частотные разрешения на систему, а Ассоциация российских банков взяла на себя финансирование проекта.

Но после ухода Сергея Сергеевича изменились подходы ко всем проектам – как по линии Минобороны, так и в интересах народного хозяйства. Эти подходы очень метко охарактеризовал И.В.Мещеряков, Герой соцтруда, зам.начальника военного НИИ: «Проекты передовые и прекрасные, но не дадут их реализовать из-за того, что дёшевы и просты».

Новое руководство начало реализовывать в 1978 г. контрпроект глобальной космической СПРН – затратной системы УС-КМО с аппаратами на геостационарных орбитах. А «Норд» был заменен проектом связи «Банкир» с космическими аппаратами на геостационарных орбитах, который провалился также из-за высокой дороговизны (даже для Центробанка) и низкой эффективности. Наконец, проект космической разведки с телескопом «Спика» диаметром 0,8 метра и весом КА в 2 тонны заменили контрпроектом «Аракс» с телескопом в 1,5 метра и общим весом КА в 10 тонн. После запуска двух машин в рамках лётных испытаний проект был остановлен по причине неимоверной стоимости.


В ЧЁМ ЖЕ всё-таки причина или причины ухода Сергея Сергеевича от нас? Да, из ЦК партии давили, изнутри расшатывали, конкурент имел влиятельного покровителя. А у Крюкова, честно сказать, характер был не бойцовский. Интеллигентный очень. (Я-то здесь вырос, огонь и воду прошёл, знал методы борьбы с будущими «демократами».) Да и спины у него защищавшей не было. Министр Афанасьев, поддерживавший нас, говорил мне, что всё равно «съедят» Крюкова. Так и вышло.

В откровенном разговоре сам Сергей Сергеевич как-то признался, что считает свою задачу выполненной, но далее не смо­жет сдерживать натиск «протестующих и возражающих». Добавил, что нам пришлют нового главного конструктора, «более послушного и удобного», а он возвращается на фирму Королёва.

Так пал последний рубеж оборо­ны по сохранению стратегической оборонной тема­тики в НПО имени С.А.Лавочкина; этот рубеж со своими коллегами и единомышленниками Крюков защищал не один год.

Сегодня удивляешься прозорливости С.С.Крюкова. Он раньше многих уяснил происходившие в стране процессы, которые предшествовали грядущей «перестройке».


ОГЛЯДЫВАЯСЬ на события 30-летней давности, понимаешь, сколь ответственными перед государ­ством и народом были руководи­тели отрасли, воспитанники советской эпохи - Лавочкин, Королёв, Бабакин, Афанасьев, Крюков. В трудные годы восстановления экономики, надорванной войной, встав во главе больших коллективов - и вместе с ними – они и их соратники создали реактивную авиацию, зенитно-ракетное оборонительное кольцо вокруг Моск­вы и Ленинграда, создали ракетный щит СССР и систему предупреждения о ракетном нападении.

Это были настоящие патриоты, вер­ные принципу «Прежде думай о Ро­дине, а потом - о себе», до конца верные долгу служения Отечеству.